Инстинкты пчел и опыт пчеловодов

Интеллект пчёл

Опубликовано: 29 Дек 2017. Просмотров: 263.

Ученые давно проверяют интеллект домашних питомцев — собак и кошек, подкидывая им различные задачки и наблюдая, как животные пытаются их решить. Однако незаурядным умом могут похвастать и некоторые насекомые, например медоносные пчелы.

Пятнадцать оттенков серого

Австрийский этолог Карл Риттер фон Фриш полвека изучал поведение пчел. С помощью хитроумных экспериментов исследователь доказал, что они обладают признаками интеллекта. Ученый разбил поле на 16 клеток: 15 черно-белых и одну цветную.

На цветную клетку, местоположение которой менялось, он ставил часовое стекло с раствором сахара, на остальные — емкости с чистой водой. Насекомые довольно быстро запоминали, где их ждет угощение, и сразу летели на цветной квадратик.

Поскольку пчелы не отличают запах сладкой воды от обычной, они не могли ориентироваться по аромату приманок — значит, они различают цвета. В 1973 году за изучение жизни пчел Фриш удостоен Нобелевской премии.

В дальнейшем, используя эксперименты австрийца, ученые выяснили, что пчелы умеют ориентироваться в пространстве, считать. К примеру, насекомое помечали краской, чтобы не спутать с товарищами, которые тоже прилетали перекусить сладкой водой. Если труженица ошибалась с местом посадки, ее ожидал неприятный сюрприз — горькая вода.

Пчела отличает любые цветные квадраты от черно-белых

Разум или инстинкты

Признаком интеллекта ученые называют способность усваивать логические законы и связи между явлениями в окружающем мире. Такое умение — нечто большее, чем просто условный рефлекс, который означает определенную реакцию в ответ на тот или иной раздражитель. Например, если собака по команде «дай лапу» протягивает человеку конечность, это условный рефлекс, последствия дрессировки.

Доказательство того, что у пчел можно выработать условные рефлексы, стало важной научной вехой. Отсюда следовало, что когнитивные способности насекомых и позвоночных похожи, хотя их эволюционные пути разошлись задолго до формирования мозга как такового.

Следует отметить, что только умение строить жилье и добывать еду еще не свидетельствует о способности мыслить. Чаще всего здесь работают инстинкты, врожденные способности к той или иной деятельности. Но пчелы смогли сдать экзамен на наличие интеллекта.

Все-таки они мыслят

Пчелам присуще проявление когнитивных способностей, как большинству общественных насекомых, полагают исследователи, поскольку взаимодействие с коллективом развивает ум.

Ну а пчелы оказались самыми удобными объектами для исследований, так как они постоянно возвращаются к источнику корма и переносят его в гнездо порцию за порцией.

Также им свойственно оптимизировать путь и энергозатраты при поиске пищи, поэтому всякая пчела стремится как можно быстрее найти еду, а значит, решить поставленную перед ней в опыте задачу.

Пчелы могут действовать вопреки инстинктам, если того требует ситуация. Исследователи расценивают это как разумное поведение. Так, Карцев с коллегами нарисовали два кружка, один побольше, другой поменьше, и расположили на них одинаково вкусную приманку.

Сначала пчела намного чаще садилась на большой кружок. Такой выбор абсолютно логичен, ведь в природе действует правило: чем больше цветок, тем больше в нем нектара. Затем исследователи ставили на крупный образец раствор с солью, а на мелкий — с сиропом.

Через некоторое время пчела обучалась садиться на меньший кружок, вопреки своим врожденным инстинктам.

Схожий опыт ученые с биологического факультета провели, переставляя приманку с розоватого «аэродрома» на оранжевый и обратно. Пчела сообразила, что местоположение еды закономерно чередуется, и уверенно стала садиться то на один, то на другой кружок. А ведь инстинкты приказывали ей возвращаться туда, где она в последний раз нашла много еды.

Критики гипотезы умных пчел полагают, что принимаемое за признаки интеллекта поведение — лишь ответная реакция, закрепленная особенностями их жизни, пусть и выходящая за рамки безусловной рефлекторной деятельности.

Советский энтомолог Георгий Мазохин-Поршняков первым предложил пчелам решать абстрактные задачи. Он взял квадрат и равносторонний треугольник и приучил насекомое садиться на первую фигуру. Затем квадрат вытянули, а треугольник сильно сплюснули.

Бедная пчела была вынуждена учиться заново тому, что на прямоугольнике ее ждала вкусность, а на треугольнике — солевой раствор. После чего форму фигур вновь изменили, оставив прежним лишь количество углов. И насекомое начало садиться на модифицированный «квадрат» немного чаще.

После четвертой смены фигур подопытная пчела так уверенно садилась на четырехугольники, словно умела считать.

Пчелы отличают четырехугольники от треугольников, ориентируясь по количеству углов

Этот опыт — далеко не единственный: в многостадийных экспериментах, проведенных под руководством Владимира Карцева, пчелы учились рассчитывать число пятнышек на карточке (правда, не более трех), отличать двухцветные фигуры от однотонных, независимо от формы и конкретных цветов, решали многие другие абстрактные задачи.

А умение делать такие сложные выводы — признак настоящей когнитивной деятельности, в ходе которой усваиваются не конкретные стимулы, а абстрактные знания. Выходит, пчелы способны не только к дрессировке, которая вырабатывает и закрепляет условные рефлексы, но и к построению логических цепочек.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Источник: http://24medok.ru/intellekt-pchyol/

Опыт пчеловода

Сен, 2015
26

Опубликовал: Petr_MS

С древних времен на Руси занимались пчеловодством. Мед и воск были главными товарами торговли. Пчеловодство раньше имело прочный экономический фундамент, но в последнее время в связи с развитием мощной индустриальной системы о нем начали понемногу забывать. Ушли с арены пчелосовхозы и колхозы, меньше семей пчел содержат в личных хозяйствах.

И только благодаря нашему губернатору на Белгородщине началось движение по современному развитию пчеловодства. Всем желающим начали выделять участки под пасеки и оказывать помощь для развития пчеловодства. В области соблюдают севооборот, что способствует не только развитию сельского хозяйства, но и созданию кормовой базы как для животноводства, так и для пчеловодства.

Более 25 лет содержу пчел, часто консультирую начинающих пчеловодов. Расскажу об одном из них. Николай Иванович Пашкеев начал заниматься пчеловодством 5 лет назад. Он не только содержит пчел, но и увлекается ловлей бродячих роев.

Рой, покидая свой улей, отыскивает новое жилище в виде дупла или ловушки (улья), специально установленной в лесном массиве или на дачном участке.

Когда растает снег, Пашкеев переезжает на дачу, которая расположена вблизи лесного массива.

В качестве ловушек использует картонные барабаны размером 250×600 мм, используемые для транспортировки и хранения яблочного повидла или томатной пасты. Эта тара хорошо подходит для ловли роев.

На высоте 20 см от низа барабана он прорезает леток Ø2,5 см. Сверху закрывает ловушку крышкой, на которую предварительно набивает 3-4 рейки сечением 10×10 мм. Внутреннюю поверхность барабана натирает воском и прополисом.

На прибитые рейки крепит полоски вощины шириной 2-4 см, возле летка фиксирует прилетную доску, которую сверху покрывает корой дуба и натирает цветками одуванчика.

Сверху ловушку накрывает черной пленкой, которая маскирует ее и защищает от дождя.

Пашкеев заранее определяет места, где будет устанавливать ловушки. Расчищает подходы к деревьям, обрубает нижние сучья. Готовые ловушки на велосипеде развозит к намеченным деревьям, расположенным в 50-100 м от проезжих дорог, и подвешивает их на высоте 4-6 м от земли. Периодически через 2-3 дня проверяет их. И так с конца мая до середины июля.

Ежегодно пчеловоду удается поймать 3-5 бродячих роев. Как только заселится рой, он в вечернее время закрывает леток, опускает ловушку на землю и на велосипеде перевозит ее на дачный участок. Ловушку разбирает.

Если есть оттянутые куски вощины (бывают и засеянные яйцами), аккуратно закрепляет их четырьмя прутиками (по два с каждой стороны), концы которых связывает.

Затем срезает вощину и устанавливает в рамку, которую опускает в подготовленный улей между рамок с сотами и вощиной, и туда же ссыпает пчел из ловушки.

К верхнему кольцу пчеловод крепит гнездо, изготовленное из мягкой жести, в которое снизу вдевает шест, а сверху закрепляет крючок из проволоки, за который подвешивает роевню на ближайший сук.

Обнаружив рой, Пашкеев с помощью шеста подводит роевню под пчел и немного приподнимает, для того чтобы они попали внутрь. Затем подвешивает роевню за крючок на ближайший сук — пчелы слетают в нее.

Сняв роевню, сверху накрывает куском мешковины и подвешивает на сквозняке между деревьев для охлаждения.

Его опыт по ловле бродячих роев может заинтересовать многих начинающих пчеловодов. Немаловажное значение имеет и финансовая сторона — возможность бесплатно получить пчелиные семьи.

   

«С этой статьей также смотрят:»

Источник: http://o-paceke.ru/opyit-pchelovoda/

Проявление инстинкта роения у пчел

 

До последнего времени непосредствен­ную подготовку семьи к роению сводили обычно к выводу роевыых маток. На самом же деле в семье еще идет параллельная подготовка пчел, которые составят основ­ную массу роя. Известно, что в период, предшествующий откладке яиц в роевые мисочки, матка развивает высокую яйценоскость. После закладки маточников яйце­носкость её резко снижается. 

Предроевой «скачок» яйценоскости мат­ки ведет к трем важным последствиям. У матки уменьшается объем яичников, расправляются воздушные мешки в брюш­ке, она облегчается в весе, вследствие чего приобретает способность летать (матка в разгар яйцекладки летать не может).

 В гнезде значительно уменьшается объем работы по выращиванию личинок, поэтому после выхода роя в улье остается огромное количество печатного расплода, не требующего большого ухода. За счет этого расплода очень быстро восстанавливается сила семьи после выхода первого роя.

В семье с каждым днем возрастает масса молодых пчел, которые освобожда­ются от кормления личинок. Они висят группками по всему улью. Все работы рез­ко сокращаются.

Пчеловоды всегда недоумевали, почему во время выхода роя, когда многие пчелы возбуждены и стремительно выскакивают из улья, другие — остаются в гнезде совер­шенно безучастными, не реагируют на воз­буждение и продолжают свои (заботы. Чем определяется поведение пчел? Какие пчелы вылетают с роем и какие остаются?

На эти вопросы нельзя ответить, если не проследить период жизни семьи, предшествующий выходу роя. Проведенные исследо­вания привели к мысли, что пчелы, заня­тые какими-либо работами в гнезде, про­должают их выполнять, несмотря на все­общую суматоху в улье, а все бездеятель­ные пчелы, висевшие до этого по краям гнезда и в других свободных местах улья, вылетают с роем.

В одном из опытов мы поместили в боль­шой наблюдательный улей семью, заложив­шую роевые маточники. Цветными точками на спинках отмечали пчел различных групп: сидящих на расплоде, меде и висящих без­деятельно в свободных местах улья. После выхода роя мы подсчитали, сколько мече­ных пчел осталось в улье.

Подсчеты пока­зали, что с роем улетели все бездеятель­ные пчелы, 80 процентов пчел — с медовых сотов и 60 процентов — с открытого рас­плода. Вывод о том, что с роем улетают все бездеятельные пчелы, подтвердили и другие опыты.

Так, например, выяснилось, что количество пчел, которое остается в гнезде семьи после выхода роя, прямо пропорционально количеству имеющегося расплода. Если из гнезда отобрать весь рас­плод, с роем вылетят почти все пчелы семьи.

Читайте также:  Что такое катаракта и как её вылечить мелом!

Наоборот, постановка в гнездо до­полнительных сотов с расплодом задержи­вает в улье большое количество молодых пчел. Если в семью, которая готовится к роению, подсыпать меченых молодых пчел, то они нацело слетят с роем. 

В настоящее время выяснено, что рой пчел выходит из семьи под влиянием сиг­налов пчел-разведчиц, возвратившихся в улей из найденного ими жилища. Эти пчелы совершают на соте в гуще пчел особые быстрые движения и издают звуки, напо­минающие жужжание.

Звуки воздействуют не на всех пчел, а только на тех, которые находятся в соответствующем физиологи­ческом состоянии, внешнее проявление ко­торого характеризуется их бездеятель­ностью.

 Основываясь на склонности роевых пчел висеть без дела в улье, их можно искус­ственно выделить из материнской семьи.

Для этого перед ульем с семьей, от кото­рой ожидается рой, стелят мешковину, а на нее ставят наклонно сходни так, чтобы они поднимались до уровня прилетной доски, но отстояли от нее примерно на 10 сантиметров. Среди дня пчел подкури­вают, чтобы они набрали меда, а затем вместе с маткой стряхивают на мешковину.

Часть пчел при этом взлетает и возвра­щается в улей, а основная масса устрем­ляется по сходням к летку. Дойдя до края, пчелы разделяются: некоторые из них сразу же идут в тень под сходни, где успокаива­ются и висят неподвижно, другие ищут спо­соб попасть в леток улья и в конце концов попадают.

Пчелы, висящие под сходнями,— это бездеятельные пчелы. Именно они по сигналу разведчиц и вылетят с роем.

Интересно отметить, что при роении пче­лы могут своеобразным способом осво­бождаться от матки в случае ее порочно­сти. Ведь с порочной (старой, малояйценоской) маткой рой не сможет выжить.

Та­ким порочным маткам пчелы очень часто обтрепывают крылья, вследствие чего, вы­летая с роем, она падает в траву и теряется.

Роевые же пчелы возвращаются в ма­теринскую семью и выходят вторично с молодой маткой.

После выхода из улья рой прививается. Чаще всего пчелы собираются на деревьях Сбор роя перед полетом в новое жилище имеет важное значение.

Во-первых, осу­ществляется контактное восприятие матки, то есть точно устанавливается ее присут­ствие, что жизненно важно, так как рой без матки обречен на гибель. Во-вторых, в со­бранном рое происходит своеобразная оценка и выбор жилья, в которое он поле­тит.

Рассмотрим этот вопрос подробнее. Еще задолго до выхода роя пчелы-раз­ведчицы подыскивают новое жилье. Их часто наблюдают у пустых колод и легких ящиков, которые развешивают в лесу на деревьях для поимки «бродячих» роев. Пчелы-разведчицы входят в жилище, осматривают его, чистят.

По мере прибли­жения дня выхода роя число' пчел-развед­чиц возрастает. Собираясь в большом коли­честве, они начинают охранять леток; отго­няя чужих пчел. 

По исследованиям Линдауэра (1955}, на поверхности привившегося роя происходит оценка и выбор жилища из всех, обнару­женных разными группами пчел-разведчиц. Возвратясь из найденного жилища, пчелы совершают на поверхности роя танцы, на­поминающие танцы, мобилизующие на взя­ток. Ими разведчицы указывают направле­ние к жилищу и расстояние до него.

Чем лучше обнаруженное жилище, тем активнее танцы пчел. Такие танцы могут продол­жаться несколько часов и даже суток. При этом в группу пчел, танцующих более энер­гично, вовлекаются другие разведчицы, со­вершающие менее энергичные танцы.

В ре­зультате этого число танцев постепенно уменьшается, и когда все пчелы-разведчи­цы станут показывать своими танцами одно направление и расстояние, то есть будет выбрано одно жилище, рой взлетает и на­правляется на новое место.

Во время выхода и полета роя по пасеке к нему обычно примыкают лётные пчелы из других семей, возвращающиеся в это время с поля.

Чем дольше рой собирается и висит на пасеке, тем больше к нему при­мкнет случайных летных пчел. Они останут­ся в рое лишь в том случае, если он будет посажен в улей далеко от пасеки. Если же рой посадить близко на той же пасеке, то на другой день чужие пчелы возвратятся в свои семьи. Рой от этого ослабляется. Рои могут висеть на дереве от несколь­ких часов до нескольких суток.

В долго сидящем рое можно обнаружить определен­ное строение — внешнюю плотную корку, состоящую из нескольких слоев пчел. Тол­щина корки увеличивается при понижении температуры воздуха. В корке образуется «роевое отверстие»; только через него при­летевшая пчела может попасть во внутрен­нюю, рыхлую часть роя, где пчелы висят в виде цепочек.

По этим цепочкам пчела может проникнуть в любую его часть. Роевые пчелы отличаются от обычных пчел семьи двумя интересными особенностями: 1. Они очень энергично работают после переселения в новое жилье. Пчеловодам хорошо известна «роевая энергия» пчел. 2.

Роевые пчелы забывают место улья, к которому до сих пор всегда возвра­щались с полета, и у них сразу же соз­дается новый условный рефлекс на место­нахождение нового улья. Огромную энергию роевых пчел объяс­нить легко.

Рой состоит из пчел разного возраста (чем моложе пчелы, тем больше их слетает с роем), но все они молодые в физиологическом отношении, то есть они либо вовсе не выполняли никаких ра­бот в гнезде, либо только частично участ­вовали в выращивании расплода. Все эти пчелы могут совершить большую работу по строительству сотов, выращиванию личи­нок и сбору меда.

В обычной же семье со­держится до 50 процентов старых (полевых) пчел, которые не могут строить соты и кор­мить личинок. В рое, следовательно, прояв­ляется энергия пчел, накопленная в семье за предшествующий бездеятельный предроевой период.

Как же объяснить второе свойство рое­вых пчел? Почему они сразу забывают место своего материнского гнезда и твердо запоминают место нового улья, в который рой посажен? В одном из наших опытов мы стряхнули всех пчел семьи, готовящейся к роению, в ящик и затем открыли леток, предоставив пчелам возможность свободно выходить и вылетать из ящика.

Выяснилось, что пове­дение пчел зависело от того, пуст или по­лон их медовый зобик. Все пчелы с пустым зобиком (кроме самых молодых, 1—3 дней) немедленно возвращались в гнездо, из ко­торого они были вытряхнуты, то есть сле­тали из ящика, покидая свою матку. Пчелы с полным зобиком вели себя иначе.

Неко­торые, выйдя из летка, сразу улетали в свой старый улей, другие же, облетевшись, возвращались обратно в ящик к матке. Так постепенно пчелы семьи разделились на две части — одни возвратились в свое гнез­до, другие остались в ящике с маткой. Чем ближе время выхода роя, тем больше пчел оставалось с маткой.

Следовательно, бездеятельные молодые пчелы, имеющие полные медовые зобики, обладают свойст­вом оставаться там, где их матка. Пчелы же с пустыми зобиками, а также выполняющие какие-либо работы в гнезде, возвращаются в свое гнездо. Известно, что перед тем, как выскочить из улья, роевые пчелы набирают полные зобики меда.

Эта особенность имеет поло­жительное значение: пчелы таким образом обеспечивают себя кормом на время пере­лета и на тот случаи, если вдруг наступит нелетная погода. Но одновременно напол­ненность зобиков медом изменяет поведе­ние молодых (роевых) пчел: они остаются там, где находится их матка.

После выхода роя, при нормальном со­стоянии гнезда в улье остается около 50 процентов всех пчел семьи. Однако в течение нескольких дней улей снова ока­зывается полон пчелами. Сила семьи вос­станавливается за счет «скачка» в яйценос­кости матки, о котором мы уже говорили. Как раз к этому времени из яиц, отложен­ных во время «скачка», развиваются моло­дые пчелы.

Эти молодые пчелы составляют основную массу второго роя, который вы­деляется из семьи, как только выйдет первая молодая матка из роевого ма­точника. В некоторых случаях из семьи мо­жет выйти и третий рой. При отсутствии контроля из маломерных ульев, стоящих на солнцепеке, могут вылететь с роями все пчелы семьи. Наоборот, в просторных ульях, удовлетворяющих пчел, после окон­чания роения обычно остается еще до­вольно сильная семья. При выходе роев с молодыми матками можно слышать «пение» маток. Первая вышедшая матка издает особые звуки, на которые отвечают другие развившиеся мат­ки, заключенные в маточники (пчелы им не позволяют выходить из маточников). Био­логическое значение «пения» маток еще не выяснено. После выхода 1—2, реже 3 роев в семье прекращается роевое состояние: пчелы уничтожают лишние маточники, прогрызая их сбоку и убивая маточных куколок, начинается лёт за взятком, возобновляется строительство сотов, а после спаривания матки и выращивание расплода. Какие фак­торы вызывают окончание роевого состояния семьи — еще не выяснено.

В заключение следует отметить, что на­ших знаний о биологии, роения еще недостаточно, чтобы разработать приемы, уве­ренно предупреждающие в семье роение (когда оно нежелательно) и в то же время не дробящие семью и не снижающие ее медосбора. Именно из-за. роения пчело­вод вынужден ежедневно бывать на пасе­ке и выполнять многие трудоемкие рабо­ты. Поэтому дальнейшее изучение биоло­гии роения следует считать одним из са­мых актуальных вопросов производства.

Источник: http://phelaplus.blogspot.com/2012/04/blog-post_9677.html

Поведение пчел | Мир интересов

Пчелы, муравьи и осы живут большими семьями и по сравнению с другими насекомыми имеют наиболее развитую нервную систему. Недаром муравьям и особенно пчелам приписывают такие чувства, как самопожертвование, бережливость, гнев, а иногда и другие разумные действия, какими обладает только человек.

Такое представление о муравьях и пчелах, конечно, неверно.

Основное, чем человек отличается от животных, в том числе и от пчел, заключается в том, что у человека есть ум, он мыслит, сознательно относится к труду, чего нет и не может быть у животных.

Поведение животных, часто весьма целесообразное, объясняется только проявлением инстинктов и рефлексов. Карл Маркс в “Капитале” так определил эту разницу между человеком и животными:

“Паук совершает операции, напоминающие операции

ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове”.

При посредстве органов чувств пчелы воспринимают различные раздражения. Например, притронувшись к пчеле, мы производим раздражение осязательных нервных окончаний, которое передается нервной клетке.

В ответ па это по двигательным нервным отросткам раздражение передается мускулам жала и приводит их в движение.

Таким образом, в результате полученного пчелой раздражения стилеты жала вонзаются в наше тело.

В ответ на окуривание дымом пчелы бросаются к запасам .корма и наполняют зобики медом, на стук но улью отвечают гудением и т. п.

Такие действия организма на полученное раздражение называют рефлексами, а ответные движения — рефлекторными.

Читайте также:  Банан с медом от кашля для детей

Безусловные рефлексы. Сигналами для рефлекторной деятельности пчел служат любые раздражения: свет, тепло или холод, запах, вкусовые ощущения и т. п.

Рефлекс — это простейший вид нервной деятельности животного, один какой-либо акт: жаление, стремление захватить больше меда при пуске в улей струи дыма и т. п. Рефлекс — акт целесообразный, но в то же время автоматический, непроизвольный, врожденный.

Такие врожденные рефлексы называют безусловными. К ним относятся жаление, реагирование на дым и т. п.

Наряду с перечисленными сравнительно простыми актами пчелы проявляют и более сложные действия, называемые инстинктами. Каждый инстинкт вырабатывался у пчел постепенно в течение многих тысячелетий и сложился из группы отдельных рефлексов. Инстинкты поэтому более сложные, чем рефлексы, врожденные автоматические действия, проявляемые всеми без исключения пчелами.

Вот примеры инстинктивной деятельности пчел.

Человеческое внимание издавна приковывают к себе пчелиные постройки, являющиеся образцом красоты, прочности и экономии строительного материала — воска.

Тем не менее пчелы строят соты без всякого обучения, чисто механически, как строили такие же соты их предки десятки и сотни тысяч лет назад.

Для проверки инстинктивной способности пчел строить соты формировали семейки из молодых инкубированных пчел, т. е. выведенных из изолированного от взрослых пчел печатного расплода. Таким пчелам не у кого было учиться и перенять опыт строительства сотов. И тем не менее инкубированные пчелы строили соты так же хорошо, как и выведенные в улье.

Роение пчел также является инстинктивным актом. Роясь, пчелы страхуют свой род от вымирания.

Если бы матка спаривалась с трутнем в улье, почти всегда имело бы место родственное кровосмешение. Для устойчивости и повышения жизненности вида необходим прилив крови со стороны.

Поэтому спаривание пчелиных маток с трутнями происходит не в улье, а в свободном полете.

Воздушные просторы как нельзя лучше способствуют встрече маток не только с трутнями из других семей, но и с самыми сильными и наиболее жизненными из них.

Инстинкт воспитания новой матки проявляется у пчел при случайной утрате старой, когда в семье не остается заложенных маточников с яйцами или маточными личинками. В этом случае пчелы воспитывают маток из личинок молодого возраста, находящихся в обычных пчелиных ячейках.

Инстинкт сбора пищи у пчел выражается в накоплении значительных количеств меда и перги, явно превышающих потребности семьи. Это позволяет пчелам благополучно переживать неблагоприятные для них периоды — зиму и плохую, нелётную погоду весной и летом.

Проявлением инстинкта накопления и сохранения запасов пищи является и переработка нектара в мед и пыльцы в пергу.

В отличие от сложного тростникового сахара нектара, при переваривании которого в кишечнике скопляется много кала, мед, содержащий плодовый и виноградный сахара, хорошо усваивается организмом пчел.

Это имеет исключительное значение при длительной зимовке, поскольку в организме пчел скапливается так мало кала, что они могут обходиться без очистки кишечника до весеннего облета.Точно так же переработка пыльцы в пергу способствует ее консервированию и сохранению

к копну зимовки, когда у пчел появляется расплод, а также к весне, которая может оказаться неблагоприятной.

Инстинкт экономии кормов в пчелиной семье проявляется в избиении трутней к осени, когда резко сокращается или вовсе прекращается поступление в улей свежего корма.

То, что все поведение пчел основано на рефлекторно-инстинктивной деятельности, характеризующейся бессознательностью действий, можно проиллюстрировать примерами другого характера, когда инстинктивные действия пчел оказываются явно нецелесообразными и вредными для пчелиной семьи.

Например, семья пчел, в которой появились пчелы-трутовки, упорно не принимает подсаживаемых ей плодных маток, хотя это явно грозит ей вымиранием. Примерно то же самое происходит и при попытках пчел вывести матку из неоплодотворенных яиц.

Во время так называемой роевой горячки, когда роевое состояние охватывает большинство семей пасеки, наблюдается ненормальное явление израивания. Во время роевой горячки роятся не только сильные, подготовившиеся к роению семьи, но и слабые, в гнездах которых нет ни маточников, ни даже мисочек с отложенными яйцами.

Хотя роение само по себе и целесообразный акт, но в некоторых случаях роевой инстинкт приводит к тому, что отдельные семьи отпускают так много роев и оказываются настолько слабыми, что не могут обеспечить себя кормами на зиму и поэтому погибают.

Условные рефлексы. Кроме безусловных рефлексов, у пчел наблюдаются еще условные рефлексы.

Условия существования животных, в том числе и пчел, все время изменяются. Поэтому животным необходимо постоянно приспосабливаться к меняющимся условиям окружающей среды, для чего бывает уже недостаточно безусловных рефлексов. На помощь животным приходят условные рефлексы, являющиеся не чем иным, как временной нервной связью организма со средой.

Условные рефлексы приобретаются пчелами в течение их жизни и относятся к индивидуальному поведению пчел. Например, молодые пчелы, прежде чем начать полевую работу, каждая порознь и в разное время, готовятся к полету за взятком, делают ориентировочные (ознакомительные) облеты. Окраска ульев в разные цвета способствует приобретению пчелами условного рефлекса на цвет

и предупреждает залеты их в чужие ульи. Тот или иной запах цветов растений заставляет пчел вырабатывать условный рефлекс на посещение определенных цветков, так как запах связан с пищей. Точно так же обильное выделение нектара цветками различных растений в разное время дня способствует образованию условного рефлекса на посещение цветков в строго определенные часы.

Учение акад. И, П. Павлова об условных рефлексах имеет большое практическое значение и в пчеловодстве. Изучение условных рефлексов у пчел дало возможность направлять их на растения, которые обычно плохо посещаются пчелами, и использовать пчел для лучшего опыления сельскохозяйственных культур.

Условные рефлексы приобретаются пчелами сравнительно быстро, но также скоро и утрачиваются. Например, если перевезти улей с пчелами на новое место, пчелы быстро утрачивают приобретенный ими ранее условный рефлекс ориентировки и приобретают новый.

Возвращение пчел в свое гнездо связано с тем, что при первых вылетах они запоминают положение летка, улья, окружающих предметов. Но пчелы не могут отыскать улей, если он отнесен на другое место.

При перестановке ульев, например во время искусственного деления семей, пчелы начинают путаться, если леток нового улья окажется сдвинутым в сторону, или приподнятым, или опущенным.

Точно так же, будучи приученными посещать цветы красного клевера, пчелы перестают летать на них, как только прекратят им скармливать сироп, настоенный на цветах этого растения. Это происходит потому, что в данном случае ароматизированный сироп способствовал приобретению условного рефлекса.

К условным рефлексам относится и так называемое чувство времени. Чувство времени у пчел проявляется в том, что цветы растений, выделяющие нектар в строго определенное время, например только утром или только .днем, пчелы посещают не в течение всего дня,' а в часы наиболее обильного выделения нектара.

“Танцы” пчел. Когда отдельные пчелы находят на цветках нектар или пыльцу, то по возвращении в улей, освободившись от груза, они оповещают других пчел о найденной добыче. Движения пчел, с помощью которых они передают это сообщение, назвали “танцами” пчел. “Тан

цы” являются средством общения между пчелами, сигнализацией, т. е. своеобразным “языком” пчел.

Изучены два типа “танцев” пчел: круговые и виляющие (рис. 35). Эти названия произошли от характера тех движений, которые производят пчелы.

При круговом танце пчела делает 1—2 полных круга, а затем поворачивает и кружится в противоположную сторону, меняя таким образом направление кругового движения .

При виляющем танце пчела, сделав полукруг, резко поворачивает, возвращается по прямой в исходное положение, а оттуда бежит в противополож

ном направлении по полукругу и снова по прямой возвращается обратно.

Круговыми танцами пчелы извещают других пчел о найденной добыче вблизи улья. Виляющие танцы, наоборот, указывают на отдаленные источники взятка.

При этом, чем больше расстояние от улья до источника взятка, тем меньше полукружных пробегов (за один и тот же Промежуток времени) делают “танцующие” пчелы.

Наблюдениями установлено, что при расстоянии в 100 м пчела за 15 секунд делает 11 круговых пробегов, в 1500 м — только 4. С увеличением расстояния до обнаруженной добычи увеличивается и число “виляний” брюшком при

каждом круговом пробеге. Если при расстоянии в 100 м пчела делает 2—3 таких виляния, то при удалении взятка до 700 м число их достигает 10—11.

Одновременно “танцующие” пчелы указывают также и направление, в котором нужно искать добычу. Так, если при виляющем танце пчела движется вверх головой, следовательно, нужно лететь в направлении к солнцу, если головой вниз, то в обратном направлении (рис. 36);

при отклонении вправо — направо от солнца, при уклоне в левую сторону — налево от солнца.

Оживленные “танцы” наблюдаются в улье лишь в том случае, когда обнаружена богатая добыча, и продолжаются до тех пор, пока нектар добывается сравнительно легко.

Эти “танцы” происходят на сотах в самой гуще пчел и возбуждают окружающих лётных пчел, которые следуют за “танцовщицей” и повторяют все ее движения. Кружение пчелы длится несколько секунд, полминуты или целую минуту.

Затем танцовщица прекращает танец и направляется к летку. Пчелы, окружавшие танцовщицу, постепенно, одна за другой, тоже вылетают за добычей.

Так как пчелы возвращаются с цветов, издающих аромат, свойственный только этим цветам, то пчелы-сборщицы, естественно, приобретают запах этих цветов. Пчелы, касаясь усиками тола танцовщицы, воспринимают этот запах, который является для них дополнительным ориентиром при отыскивании растений, дающих взяток.

Начав посещение каких-либо медоносных растений, группа пчел, как правило, продолжает работу на них до тех пор, пока цветы не перестанут выделять нектар. Лишь при полном прекращении выделения нектара пчелы переключаются на другие виды медоносных растений.

Поскольку в улье работает одновременно несколько групп пчел, каждая из которых посещает только какой-нибудь определенный вид растений, то распределение пчел по цветущим растениям происходит более или менее равномерно.

Этому благоприятствует и наблюдающееся в природе цветение растений в разные сроки.

Изучение сигнализации в пчелиной семье явилось основой для разработки способа искусственного направления пчел на посещение того или иного растения. Этот способ -получил название дрессировки пчел. Дрессировка заключается в том, что пчелиные семьи подкармливают сахарным сиропом, настоенным на цветках той культуры, на которую хотят направить пчел.

Источник: http://www.world-interests.ru/zhivotnovodstvo-i-pchelovodstvo/pchely/povedenie-pchel

Чудеса пчелиного интеллекта

«Чаще всего наши пчёлы настроены дружелюбно и охотно идут на сотрудничество», – говорит Ларс Читтка, в лаборатории которого в Университете королевы Марии (Лондон, Великобритания) я нахожусь.

Читайте также:  Растение-медонос шалфей

Читтка и его сотрудники обнаружили, что пчёлы поразительно умны: они умеют считать, распознавать символы и решать задачи, с которыми с трудом справляются самые сообразительные млекопитающие.

Некоторые даже оказались утончёнными ценителями искусства: их научили распознавать, какая из двух картин принадлежит кисти Моне, а какая – Пикассо. Более того, пчёлы могут правильно оценивать свои собственные способности.

И все эти чудеса интеллекта проделывает мозг величиной с булавочную головку!

Исследовав механизм их необычных умственных способностей, можно понять, как в ходе эволюции возник и развивался разум, и даже узнать кое-что о механизме функционирования мозга человека.

Пчёлы издавна вызывают восхищение. С тех пор как древние египтяне распробовали мёд, обитателей ульев почитали за их трудолюбие и готовность к самопожертвованию.

А вот умна ли каждая отдельная пчела? На этот счёт были разные мнения, причём обычно считалось, что сама по себе одна особь – довольно бестолковая шестерёнка сложного механизма по производству мёда.

Латинская пословица гласит: «Una apis, nulla apis» («Одна пчела – это не пчела»).

Танцы с кондиционером

Первые догадки о том, насколько пчёлы умны, появились с исследованиями австрийского зоолога Карла фон Фриша, выполненными в 30–50-х годах XX века.

Тот заметил, что рабочие пчёлы часто исполняют на сотах странный «виляющий» танец, отдельные па которого указывают направление и расстояние до медоносных растений. На сегодняшний день описан обширный «репертуар» таких танцев.

Исследователи их «хореографии», например, обнаружили, что одна рабочая пчела прерывает танец другой ударом по голове, если обнаружила в данном месте опасность – например, паутину (Current Biology, т. 20, с. 310).

Эти трудолюбивые насекомые выполняют некоторые сложные работы «по дому» – весной делают генеральную уборку в улье, «пчёлы-вышибалы» охраняют его, дежуря у входов и не пуская чужих.

Более того, эти насекомые настолько умны, что разработали даже подобие кондиционера: когда жарко, они опрыскивают соты водой и работают крылышками, создавая прохладный сквознячок.

Добавим также, что пчёлы вычёсывают друг друга.

Всего, по оценкам Читтки, сейчас зарегистрировано более 60 поведенческих ритуалов рабочих пчёл, в том числе шесть разных стилей танца. Это больше, чем у многих млекопитающих

(Current Biology, т. 19, с. R995). У кроликов, например, около 30 различимых поведенческих ритуалов. В репертуаре работяги-бобра их 50, а ведь он строит плотины и запасает на зиму еду! Даже у дельфина-бутылконоса их 120, то есть всего в два раза больше, чем у рабочей пчелы.

И всё же, несмотря на внушительный ассортимент ритуалов, многие зоологи не верили в интеллект пчёл, считая, что их поведение обусловлено жёстко закреплёнными инстинктами, а разумность этих насекомых лишь кажущаяся.

В 1962 году фон Фриш говорил: «Мозг пчелы – размером с горчичное семя, он не предназначен для того, чтобы думать». Сейчас появились иные мнения на этот счёт.

Читтка и другие исследователи убедились, что пчёлы наделены удивительно гибким интеллектом.

Пчёлы-математики

Исследуя, как они находят дорогу к цветочной поляне, учёный устанавливал между ульем и «пастбищем» несколько натянутых полотен высотой по 3,5 метра каждое. По словам учёного, это больше походило на выставку картин, чем на научный эксперимент.

Вскоре он с удивлением обнаружил, что пчёлы умеют считать число ориентиров до места посадки, а не просто определяют пункт назначения по расстоянию. Последующие эксперименты подтвердили его догадку о способности пчёл к счёту: они могут сравнивать количества простых геометрических фигур, если за это их ждёт награда.

Например, в одном эксперименте им показали три листика, а затем, чтобы получить награду, они должны были выбрать между двумя или тремя лимонами. Пчёлы справились с заданием на отлично.

Умение сравнивать рисунки с разным количеством различных геометрических фигур – очень важное свидетельство того, что пчёлы не просто запоминают общий вид картинки, а понимают числа. Увы, они умеют считать только до четырёх.

А может, пчёлы могут справиться и с другими заданиями на отвлечённые понятия? Мартен Журфа из Тулузского университета (Франция) последние 10 лет искал ответ на данный вопрос, исследуя способность этих насекомых классифицировать различные объекты.

«От многих мы слышали, что сошли с ума, но всё же решили попробовать», – говорит он. Для начала Журфа исследовал способность пчёл распознавать симметрию. Те быстро научились находить сладкую приманку под симметричными символами, не заглядывая под асимметричные (Nature, т. 382, с. 458).

Затем насекомые освоили различия во взаимных расположениях объектов в пространстве (над – под, справа – слева) и разобрались в понятиях «такое же» и «совсем другое». Оказалось, что пчёлы запросто переносят навык на новые ситуации.

Например, если их научили находить одинаковые запахи, они легко находят и одинаковые на вид фигуры (Nature, т. 410, с. 930).

Ещё больше впечатляют результаты, полученные Журфа недавно. Он и его коллега Аврора Аваргэ-Вебер обнаружили, что пчёлы могут совмещать освоенные ими понятия.

Например, их научили среди нескольких пар из двух разных фигур находить пары фигур одинакового цветового оттенка и одинакового пространственного расположения (например, одна фигура над другой, а не рядом). По мнению Журфа, это свидетельствует о довольно высоком уровне интеллекта.

Он научил пчёл данному трюку с 30-й попытки, тогда как некоторые обезьяны начинали справляться с заданием лишь после нескольких тысяч попыток (PNAS, т. 109, с. 7481)! И это ещё не всё.

Хорошо усвоившие урок пчёлы могут также научиться находить дорогу к приманке в лабиринте, ориентируясь по развешенным в нём изображениям абстрактных фигур. Более того, они способны понять, что одна и та же фигура в разных лабиринтах может означать разные вещи, то есть способны соотносить символ с контекстом (Journal of Comparative Physiology A, т. 181, с. 343).

Пчелиная рефлексия

По мнению многих учёных, исследующих когнитивные способности, высший признак разума – это метакогнитивный анализ, то есть способность к самоанализу и принятию решения о качестве своих собственных умозаключений: знаете ли вы что-то наверняка или это просто ваше интуитивное предположение.

Многие считают эту способность основным признаком наличия сознания. Проверить наличие такой способности у животных, которые не умеют разговаривать, – задача нелёгкая. В ходе целого ряда хитро задуманных опытов она была выявлена лишь у небольших групп обезьян и дельфинов.

Сейчас получены предварительные доказательства того, что пчелу тоже можно принять в этот «элитарный клуб».

Клинт Перри из Университета Маккуори (Сидней, Австралия) сначала научил пчёл с помощью заданий разной сложности распознавать картинки. Затем он предоставил им возможность не выполнять задание, если те боялись ошибиться.

Пчёлы не только охотнее избегали выполнения более сложных заданий, чем простых, но и дольше раздумывали над принятием решения в более сложных случаях. В результате, имея возможность отказаться выполнять какие-то задания, они успешнее справлялись с теми, за которые всё же решили взяться.

Это означает, что пчёлы правильно отличали трудные задания от тех, которые им по силам. Такие предварительные результаты Перри представил в 2012 году на X Международном конгрессе по нейроэтологии, состоявшемся в Мэрилендском университете в Колледж-Парке (США).

И хотя он пока не опубликовал подробный отчёт об этих опытах, Читтка считает его выводы верными: «Такие результаты наверняка были бы приняты в качестве доказательства метакогнитивных способностей, если бы подопытными животными были позвоночные».

Откуда ум растёт

По мере выявления у пчёл умственных способностей всё более высокого уровня учёные начали задумываться над тем, как и зачем у пчёл в ходе эволюции мог появиться такой высокий интеллект. Некоторые догадки на этот счёт можно сделать, наблюдая за их близкими родственниками.

Есть множество свидетельств того, что и их ближайшие сородичи – шмели и муравьи – тоже могут научиться сложным трюкам. У всех этих насекомых особенно велики и сложны грибовидные тела в их мозге – плотные шарики из нейронов, отвечающие за обучение и запоминание.

А раз пчёлы и муравьи – социальные насекомые, может быть, эта способность возникла у них в ходе естественного отбора в силу необходимости проживания в больших группах? Однако, судя по результатам одного недавнего исследования, грибовидное тело начало увеличиваться уже 90 миллионов лет назад – причём у ос, которые живут не группами, а поодиночке.

От них-то и произошли затем все эти социальные насекомые. Но если так, то пчелиный интеллект, скорее всего, развивался для охотничьих целей, задолго до того как эти насекомые стали жить группами и вести более мирный образ жизни.

Несмотря на величину грибовидного тела, мозг пчелы всё же весьма миниатюрен по сравнению с другими умными представителями фауны – приматами и китообразными.

Мозг человека состоит примерно из 85 миллиардов нервных клеток, а мозг пчелы – менее чем из миллиона, его объём не достигает и одного кубического миллиметра. Как пчёлам хватает этого небольшого ресурса для столь высоких достижений – загадка.

Хотя, возможно, и малые размеры имеют свои преимущества: нейроны расположены ближе друг к другу, сигналы быстрее доходят от одного к другому, то есть мозг меньших размеров может быстрее и эффективнее обрабатывать информацию.

Кроме того, возможно, на эти сигналы меньше влияют различные помехи, наподобие хрипов, которые иногда слышны в трубке, если телефонная линия не совсем исправна.

Шумы особенно вредят при передаче сообщений на большие расстояния, поэтому в мозге крупных размеров нейросигналы цифровые – то есть имеют только 2 состояния – «вкл.» и «выкл». Они более защищены от помех и сбоев в линии.

А в миниатюрном мозге насекомого информация, возможно, передаётся в аналоговой форме, за счёт изменений амплитуды сигнала. При этом в силу своей миниатюрности и меньшей чувствительности к помехам мозг всё равно работает надёжно. «Скорость передачи информации при этом гораздо выше», – утверждает Джереми Найвен, нейролог из Сассекского университета в Брайтоне (Великобритания).

Однако увлекаться всё же не стоит. Хотя пчёлы – весьма способные существа, их таланты, по мнению Читтки, довольно поверхностны. Весьма слабое зрение, небольшой объём памяти… И всё же пчёлы могут быть очень полезны в качестве простой модели для исследования процессов мышления.

Эти умные создания, с которыми я познакомился в лаборатории, могут привлечь внимание к тысячам других форм живого интеллекта, прячущимся в садах или ползающих под полом. Это не только ближайшие сородичи пчелы, но и её смертельные враги – пауки, и даже такие вредные создания, как тараканы. Не стоит слишком удивляться тому множеству способностей, которые заключены в миниатюрном мозге.

Источник: http://pudmeda.com/article/Chudesa-pchelinogo-intellekta

Ссылка на основную публикацию